Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

молчи!

Дмитрий Зернов

Выбирая Дмитрия Зернова я немало сомневался. У него есть всё-таки уж очень обиженно-человеческие стишки вроде:
*
изданная в 93-м году
тиражом 300 экземпляров
и до сих пор не распроданная

Скукота, в общем. Но вот стихотворения которые мне понравились (а цикл "Молочный мир" весь понравился очень):


*     *     *
Мы умерли. И вот попали в рай.
А там в раю всё время распродажи.
И все размеры есть. И даже наши –
На наши лёгкие прозрачные тела.
И мы оденем двадцать с чем-то грамм
В прекраснейшие самые одежды.
И будем нравиться друг другу неоднажды –
А там и рай другой не за горой.

Вот перед нами продуктовый рай
С тележками и стеллажами.
Одних колбасных выбор поражает –
Но нам не страшно за свои тела.
И мы накормим двадцать с чем-то грамм
Изысканнейшей пищей всевозможной.
Конфет здесь столько, что свихнуться можно –
А там и рай другой не за горой.

Вот перед нами нерабочий рай.
Где нам заплатят, а за что – не важно,
Где даже каждый сон оплатят дважды
С надбавкой за красивые тела.
И мы положим двадцать с чем-то грамм
В какой-нибудь уютный дальний угол,
Чтоб нас никто и даже Бог не трогал,
Про всех других уже не говоря.


Из цикла "Молочный мир"
+++++
Ребёнок открывает жадно рот
И пробует на вкус дрянное слово.
А слово, от конфетки фантик словно,
Наивному ребёнку сладко врёт.

Оно его однажды призовёт
В ряд говорящих правильно и ровно.
И революция пройдёт бескровно –
Молочно-коренной переворот.

Он говорит, а значит он – фашист,
Предатель слов. Его теперь пытают:
То каркают, то квакают, то лают.


---------------------
Помнится хотелось и мне о чём-то таком эдаком рассказать, про детей, про себя. Ну например то, как Серёжка объянсял мне значение слова "капчо" ("чо? капчо!"). И напоминет Зернов мне любимых мною поэтов, Владимира Губайловского, например, почему-то Кружкова.
Только повторите про себя и вслух: "Он говорит, а значит он - фашист, Предатель слов". Вкуснейше и - поэзия, как я её понимаю. Или вот: "Ребенок нянчит маленькую смерть, Завёрнутую в розовые тряпки..." Тут уж я не могу не вспомнить Евстратова: "Дитя кричит, схватившись на посту с иллюзией необоримой смерти".
Хм... не знаю почему именно Зернов меня заставляет перечислять другие имена. Точно знаю, что это не плохо, это какое-то узнавание, что ли...
молчи!

Юлия Тишковская

*
дети
лечат деревья,
зовут кукол
и уезжают в колясках.
дети
они твердо верят,
что есть Бабаи
и потому – бесстрашны.
смотрят в глаза тому,
про кого все знают.
потом они вырастают,
стремительно становятся нами
и даже старше.
все так же
кого–то лечат,
зовут
и уезжают в трамваях.
верят, что смерть придет
и всех уравняет.
а потому живут
и не кашляют.
дымят легкими
и посылают сигналы с башни:
снимите нас.
здесь до земли
слишком высОко,
а в небо – не каждому.
смените.
изнутри нас
кусают Бабаи.
нам стыдно смотреть в глаза
тем, кого мы близко узнали.
мы вылечили всех кукол
и пробуем звать деревья,
но то ли они не слышат нас,
то ли – не верят.
снимите нас
на черно–белую пленку.
прекрасное групповое фото.
щелк –
и птичкой мы вылетаем с башни
прямо в глаза ребенка.
по ту сторону
смотрим на мир
как из окон.
и пока точно не знаем,
где потолок, а где – пол,
сможем увидеть Бога,
отражаясь в трельяже,
пока мама готовит нам молоко.

*
Мне дороги стихи и тексты в которых что-то происходит: грустное, непонятное, неостановимое - то есть время. Юлия Тишковская пишет о нём. И это не обязательно детство. Важно мне тут то, что время/старение/взросление/предательство/нелюбовь у Тишковской не беспросветны, а напротив - вечность/мудрость/прощение/любовь. Вот так странно. Ну это я опять не смог сформулировать.


Collapse )


Юлия Тишковская на сайте "полутона"
молчи!

Обзор страдания и пошлости

В жизни очень много странных и очень обыденных притяжений смыслов. Только что я читал у Набокова (на которого меня вывел Андрей Битов в "Пятом измерении") в рассказе про проект журнала "Обозрение страданий и пошлости". Я обсуждаю с друзьями это название и тот смысл, который за этим спрятан, эту историю, которую Набоков устами героя нам рассказывает в качестве примера. Там мать утопила дочь в ванне, а потом в этой же ванной выкупалась. Рассказ "Василий Шишков" http://lib.ru/NABOKOW/fial10.txt
А потом я открываю страничку "Русской жизни" и номер оказывается посвящён страхам. Это не совсем то же, что страдания и пошлость, но... Вот статья Дмитрия Воденникова, которого как публициста я совсем обычно не могу читать от скуки. Она называется "Чарли Чаплин не хочет умирать" http://www.rulife.ru/magazine/detail.php?ID=5522
Например у Воденникова написано:
"— А вот они могут. То есть ЗНАЮТ, куда пойти. Не пойдешь же просто так к первому встречному: «Хотите купить ребенка? В публичный дом или на органы?» Нет, не пойдешь. А они идут. Потому что идут к конкретному человеку. И даже не спрашивают «хотите». Знают, что хотят. А потом вы за этим человеком, КОТОРЫЙ ЗНАЕТ, стоите в кассу или за слойками. Вы какие слойки любите?"
И ещё там история про железнодорожника-педофила, про задушенного бечёвкой от варежек ребёнка и т.п. в том же духе.
молчи!

стихи для детей


Видимо необходимо написать, что я думаю о детской литературе и о тех недавних высказываниях, которыми обогатилась мировая культура и  теория литературы. Нельзя отвечать ругателям, потому что слух их иной природы, нежели мой. И ещё потому что той малой правды, что есть в их словах достаточно для того, чтобы они считали себя абсолютно правыми во всём. Опять же и общая нервозность, а наипаче «академичность» языка хулителей не позволяют вести диалог. Но возникла потребность ответить хотя бы себе и тем, кто, быть может, ждёт моего ответа. В конце концов именно я затеял конкурс текстов для детей и я надоумил Женю Кулакову cola_gurza попытаться писать для детей.

Сначала некоторые замечания по тексту Покрова о «детской» литературе... Очевидно, что «до революции" детской литературы, как таковой, ещё не существовало. Существовал Погорельский и ещё некоторые отдельные произведения. А кроме того серые невразумительные вещицы в традиции Толстого и его нелепых «сказок». Очевидно, что аргументация того же С.Логинова, мол, Толстой не умеет писать, ибо не умеет писать для детей, не верна, ибо тогда для детей не умел писать никто, исследованием мира ребёнка никто всерьёз не занимался. Сказочные произведения Пушкина, тем более Лермонтова нельзя считать вполне детскими – они были обработкой и переосмыслением «народных» сюжетов. Разработаны проблемы (темы) детства, пожалуй, были лишь в автобиографической литературе. Но её нельзя считать предназначенной для детей.

«Детская» литература появилась лишь в 20 веке. Только в 20 веке возникла традиция считать сказку, фантастику, приключенческую литературу детской. Опять же вырос уровень допустимого для ребёнка. И счастье, что и в России (СССР) появились талантливые авторы, пишущие для детей. Нужно отметить, что и мировая литература не отставала.

Тезис о том, что «детское» должно поучать, ущербный уже и сам по себе. Он аналогичен установке на «полезную» литературу. Поучать «святости» может лишь тот, кто «свят». Здесь под «святостью» я предлагаю понимать «моральные устои», «нравственность», да что угодно, любые «ценности», которые предлагается втюхивать ребёнку (да кому угодно!) посредством литературы. Отрава соцреализма – лжи и воспевания лжи – до сих пор, конечно, не изжита. Одна из главных ложных (по стечению обстоятельств), хотя и глубоких истин: литература учит.

Да, может учить. Может, но не должна. Может и хочет, но не должна. И, вот важно, невозможно учить поучая. Потому что никто не «свят».

Не случайно Барбадос аргументирует свой разбор контрпримерами именно из Барто. Барто замечательный детский поэт, давший массу замечательных текстов. Многим взрослым нравится. Многим детям тоже. Но, кроме таниного мячика, мишки с оторванной лапкой и ещё нескольких общеизвестных текстов, я её - не знаю. Я её не любил в детстве, хотя у меня были и бартокнижки. И Барто наибольше всех из плеяды советских детских авторов грешит поучением. Неслучайно дети её не любили, даже побаивались. Не случайно поэтессу недолюбливал Чуковский. Это я говорю не для опровержения контрпримеров или очернения Барто. А для того чтобы напомнить: и в детской литературе бывают разные вкусы, разные авторы, разные направления и методы. Не каждому нравится Маршак, не каждому нравится Андерсен, не каждому нравится Чуковский.

Совершенно не для оправдания стихов Жени Кулаковой всё это пишется. Они – в массе своей – действительно плохи. Члены жюри специально отметили, что это «победа с надеждой», победа, во многом, «на фоне других, совсем уж плохих стихов». Здесь ув. Барбадос случайно оказался прав (случайно, потому что работы других конкурсантов не публиковались и сравнить он не мог, однако же сравнивает!). По настоящему хорошим и действительно детским я считаю лишь пресловутое стихотворение про «ногтища» и «мамищу». Потому что это стихотворение:

- отлично по форме, легко запоминается, имеет чёткий «сюжет»;

- учит: не бояться словотворчества, легкости говорения;

- является вполне взрослой доброй сатирой на излишнее внимание к внешности, которая может (именно может!) быть воспринята и как подшучивание над ребёнком, подражающим маме (играющим в накрашивание).

Но даже это объяснение выглядит нелепо. Потому что похоже на оправдание. И сколько бы вы (и как вежливо бы ни) отвечали на оголтелую ругань – это всегда будет похоже на оправдание.


Поэтому я вернусь к детской литературе. Нет, к литературе вообще. К счастью сейчас ни у кого нет технической, финансовой, политической возможности указывать ей какой она должна быть. Да, всё больше тенденций к фашизации общественного сознания, всё больше милитаризма, всё больше «большевизма» в смысле ура!патриотизма и радикальности. Но пока каждый из нас имеет возможность делать то, на что хватает его ума, совести и прочих частей тела. Жаль, что крики по-прежнему слышны лучше шёпота.

Лично я пытаюсь научиться писать. Я пытаюсь сделать так, чтобы в Челнах было пространство, в котором это возможно. Конкурс детской поэзии и прозы преследовал две главные цели: раскрутка сайта и актуализация самой темы «детского» в литературе. ПК «чёрный вторник» преимущественно молод и писать для детей нам, по сути, рано. Однако дефицит детской литературы и неизведанность этой сферы для меня самого – достаточные поводы для попытки.

Сайт «чв» - это поле эксперимента, «виртуальный филиал клуба» - о чём и написано в предисловии к журналу. В первую очередь именно «цех», если позволите. Никакие тексты с нашего сайта не являются обязательными к прочтению, нет никаких условий и причин, обрядов инициации и проч., которые нужно было бы выполнить для чтения или не чтения произведений наших авторов. Детские тексты на нашем сайте читают вполне взрослые люди и это их дело – допускать чтение стихов Кулаковой детьми или нет.

Думаю довольно.


Ваши мнения о детской литературе будут внимательно прочитаны и обдуманы. Все сообщения с матом в любой форме (в том числе искажённой и завуалированной) из комментариев к этой теме будут удаляться.